Механизмы саморегуляции

Почти во всех методах саморегуляции используются два основных психофизиологических механизма.
Первый — снижение уровня бодрствования головного мозга до нужной степени.
Второй — предельная концентрация внимания на решаемой задаче. Разберем каждый из этих механизмов по отдельности.
Что такое «снижение уровня бодрствования»? Электрофизиологические исследования головного мозга позволили заглянуть в глубины многих сокровенных психических процессов. Например, уже точно доказано, что сон – это не торможение, не выключение из деятельности нервных клеток, а совершенно особое, причем активное, состояние головного мозга, при котором миллиарды «ночных» клеток выполняют, пока человек спит, особую, весьма важную работу.
Переход от дневного деятельного состояния в глубокий ночной сон подразделяется на ряд стадий, или, другими словами, на ряд «уровней бодрствования».
Когда человек занимается чем-нибудь, например, внимательно читает журнал или слушает лекцию, его мозг находится в состоянии «активного бодрствования». Но если сесть или лечь, смежить глаза, расслабить все мышцы, ни о чем специально не думать, то возникает состояние своеобразной пассивности. Оно так и называется — «пассивное бодрствование». Это состояние — первый шаг к покою, к засыпанию.
Второй шаг, более низкий уровень бодрствования, субъективно воспринимается как состояние дремоты, поверхностной сонливости. Затем засыпающий человек, опускаясь как по ступенькам в темный подвал, погружается в глубокий сон.
Так вот оказалось, что головной мозг, находящийся в состоянии пассивного бодрствования и дремоты, обретает весьма важное качество — становится повышенно чувствительным к словам и связанным с ними мысленным представлениям.
Что из этого следует? Прежде чем дать ответ, — два слова о мысленных представлениях.
Предположим, вы посмотрели на помост, где находится штанга весом 100 килограммов. Если затем вы, отвернувшись, или закрыв глаза, или спустя некоторое время в другом месте воспроизведете внешний вид снаряда в своем сознании, то в этот самый момент в вашем мозгу произойдет психический процесс, получивший название мысленное представление штанги.
В основе этого процесса лежит функция мозга, именуемая памятью. Поэтому мысленные представления такого рода называются представлениями памяти.

А можно теперь, не глядя на помост, представить штангу весом 200 килограммов? Можно! Даже если мы ни разу не видели ее с соответствующим набором блинов на грифе. Этот психический процесс протекает несколько сложнее, но тем не менее мы пользуемся им довольно часто. Называется он представлением воображения. Ибо в его основе лежит такая функция мозга, которая называется силой воображения.
Как представления памяти, так и представления воображения могут реализоваться в сфере любого органа чувств.
То есть они могут быть зрительными как в примере со штангой, слуховыми, вкусовыми, обонятельными и осязательными.
Но кроме перечисленных органов чувств есть еще одна система, очень важная для спортивной практики. Она называется мышечно-суставным, или проприоцептивным чувством. Деятельность этой системы основана на следующем – от каждой мышцы, от каждого сустава в мозг постоянно поступают импульсы, сигнализирующие о том, в каком состоянии находится данная мышца, данный сустав. Таким образом, мышцы и суставы тоже являются своеобразным органом чувств, несущим в головной мозг информацию о состоянии опорнодвига- тельного аппарата. И они тоже могут стать основой как для представлений памяти, так и для представлений воображения. Другими словами – спортсмен, опираясь на память, может представить свои мышечные ощущения, которые возникли у него во время удачного выступления на соревновании. И может, используя силу воображения, представить свой опорно-двигательный аппарат в состоянии, хотя еще не испытанном, но необходимом для достижения особо высокого результата. Представления не являются только чисто психическим процессом. Любое из них, возникая в сознании, включает в специфическую деятельность соответствующие органы и системы. Так, например, если человек, увидев змею, испытал чувство страха, то мысленное представление образа этого пресмыкающегося может снова вызвать уже пережитое неприятное чувство со всеми специфическими физиологическими изменениями в организме — учащенным сердцебиением и углубленным дыханием, дрожью во всем теле, сухостью во рту и т. д.
Разные представления вызывают различные по силе и сочетаниям физиологические изменения в организме. Одни представления — «яркие» — буквально потрясают организм, вызывая либо серьезные нарушения, либо высокую гармонию всех психофизиологических процессов. А есть и «бледные», «тусклые», которые проходят через сознание, почти не изменяя субъективного самочувствия.
Наша задача — научиться владеть своими мысленными представлениями и соответствующими словами в столь высокой степени, чтобы с их помощью изменять состояние своего организма так, как этого требует складывающаяся ситуация. К примеру, если возникает чрезмерно волнующая обстановка, спортсмен должен уметь, используя мысленные представления о покое и соответствующие слова, успокоить себя. И наоборот, используя мобилизующие слова и представления, обязан суметь возбудить себя до такой степени, которая требуется для достижения успеха в спортивной борьбе.
А теперь вернемся к тому, о чем было сказано выше,— к первому механизму психической саморегуляции. Там было сказано о том, что головной мозг, находящийся в состоянии «пассивного бодрствования» и дремоты, становится повышенно чувствительным к словам и связанным с ними мысленным представлениям. Следовательно, для того чтобы наши целенаправленные слова и соответствующие им мысленные представления оказывали бы на нас ярко выраженное воздействие, их надо «пропускать» через головной мозг, находящийся на сниженном уровне бодрствования — в состоянии, которое похоже на дремоту. Такова сущность первого основного механизма, используемого в методе психической саморегуляции.
Перейдем ко второму основному механизму психической саморегуляции — к предельной концентрации внимания на решаемой задаче. Прекрасный пример такой предельной концентрации внимания приведен в книге К. С. Станиславского «Работа актера над собой». «Магараджа выбирал себе министра. Он возьмет того, кто пройдет по стене вокруг города с большим сосудом, доверху наполненным молоком, и не прольет ни капли. Многие ходили, а по пути, их окликали, пугали, отвлекали, и они проливали.
— Это не министры,— говорил магараджа.
Но вот пошел один. Ни крики, ни пугания, ни хитрости не отвлекали его глаз от переполненного сосуда.
— Стреляйте! — крикнул повелитель. Стреляли, но это не помогло.
— Это министр! — сказал магараджа.
— Ты слышал крики?—спросил он его.
— Нет1
— Ты видел, как тебя пугали?
— Нет. Я смотрел на молоко.
— Ты слышал выстрелы?
— Нет, повелитель! Я смотрел на молоко».
Хотя этот пример взят из индийской сказки, в нем очень убедительно показаны сила и возможности предельно сконцентрированного внимания — чем оно сосредоточеннее, тем выше эффективность деятельности, которой человек занимается в данный конкретный момент. Почему так?
Дело в том, что мы, люди, так уж устроены, что не способны удерживать сосредоточенное внимание одновременно на двух предметах или явлениях. А тем более на нескольких. Так что наивно поступают те, кто пытается, например, одновременно читать газету и слушать радио. Когда внимание при¬ковано к интересному тексту газеты, мы просто не воспринимаем содержания радиопередачи. И, наоборот, если мы почему-либо прислушались к тому, что говорят по радио, то в этот момент наши глаза лишь формально скользят ;по тексту, а в памяти от «прочитанного» ничего не остается. Вот почему нет смысла делать два дела одновременно — какое-то из них, а чаще оба, всегда так или иначе пострадают.
— А как же Юлий Цезарь? — спрашивают многие.— Ведь он мог одновременно и писать, и слушать, и отдавать приказания! Отвечаю — не одновременно, а быстро переключая свое внимание с одного дела на другое. Уметь быстро переключать свое внимание, затем так же быстро концентрировать его на чем-то одном и снова рассредоточивать на несколько предметов — тоже очень важное умение. На¬пример, при игре в баскетбол, где нужно следить сразу и за мячом, и за партнерами, и за соперником, и слушать судей. А затем предельно сосредоточиваться так, чтобы не слышать мешающих криков при исполнении штрафных бросков.
А вот при пулевой стрельбе по неподвижным мишеням предельно сосредоточенное внимание – основа успеха. Здесь любое, даже незначительное отвлечение внимания от процесса стрельбы всегда ухудшает ее. Сосредоточившись же, спортсмен автоматически отключается от всего постороннего. Ибо ничто постороннее просто не способно «войти» в мозг, в котором внимание сосредоточено на деле до максимума. При предельной концентрации внимания на нужном процессе, спортсмен просто не услышит и не увидит – не почувствует – тех помех, которые столь нередко возникают на соревнованиях и сбивают с боевой настроенности. Предельно сосредоточенное внимание – это как плотно захлопну дверь, за которой человек остается в абсолютном, нужном ему в данный момент одиночестве.
К сожалению, далеко немногие умеют полностью отключаться от того, что мешает. Чтобы научиться владеть своим вниманием, необходимо его специально тренировать. Ежедневно! Хотя бы пять-шесть раз за день, в течение двух-трех минут, не отрываясь, coсредоточиваться на чем-нибудь одном. Например, на медленно движущемся кончике минутной стрелки часов. Или на формулах, которые необходимо твердо запомнить.
Только не надо при этом напрягаться – ни в психическом, ни в физическом отношениях. Внимание нужно научить удерживать на чем-то одном, сохраняя полное физическое и психическое спокойствие, пребывая в состоянии своеобразной бесстрастности. Затем, если потребует ситуация, легко можно будет сосредоточиться и в состоянии соревновательного возбуждения. Но обучаться сосредоточению следует спокойно, 6ез напряжения.
Итак, сущность обоих главных механизмов, лежащих в основе психической саморегуляции, изложена.
Как же овладеть возможностями первого механизма – как самостоятельно снижать уровень бодрствования головного мозга до состояния контролируемой сознанием дремоты?

Следующая страница :
Тренировка психической саморегуляции

В Оглавление

Добавить комментарий