Четыре благородные истины о страдании

В начало БУДДА
Предыдущее Астика в древней Индии

Учение Будды вошло в сознание древ­них индусов, не нарушив их традицион­ных взглядов на мир. Теснейшим образом оно было связано с жизнью. Будда не поощрял интереса к мистическим пред­ставлениям, полагая, что это бесполезная трата времени, уводящая в сторону от истинного Пути.

Весьма показательна «Цепь Причинно­сти», которую, как утверждается в древ­нейших исследованиях, Готама познал в момент озарения, сделавшего его Буд­дой. В ее двенадцати звеньях, очевидных и доступных для понимания любого челове­ка, дано обоснование пути к освобожде­нию — Нирване (это понятие и по сей день вызывает множество философских спо­ров). Впрочем, и сама цепь двенадцати причин имеет немало толкований, но так и должно быть: это следствие глубины истинно мудрого утверждения. В нем таится основание для понимания и им­пульс к дальнейшему поиску-paзмышле­нию. Поистине, мудрость примиряет раз­личные толкования, вмещая их в единую формулу, а поиск понимания ее глубин и есть одно из слагаемых Пути.

«Из неведения (авидья) возникают приз­рачные образы (самскара); из образов воз­никает сознание (виджнана); из сознания возникает имя и телесность (нама-рупа); из имени и телесности возникают шесть органов познания (пять чувств и ум — шад- аятана); из шести органов познания воз­никает соприкосновение между органами и объектами (спарша); из соприкоснове­ния возникает ощущения (ведана); из ощущения возникает жажда (тришна); из жажды возникает стремление к суще­ствованию (упадана); из стремления к су­ществованию возникает производитель­ность (бхава); из производительности воз­никает рождения (джати); из рождения возникают старость и смерть, боль и жа­лобы, страдание, печаль и отчаяние (джара-марана). Таково происхождение целого царства страданий».

Итак, Будда возвестил, что величайшим преступлением является невежество. Авидья, то есть омраченность и неведе­ние, вот первопричина всех бед челове­ческих. Чтобы уничтожить цепь причин, влекущих человека к страданию, необ­ходимо уничтожить невежество. Простая и лаконичная формула Пути к освобожде­нию была дана Буддой в уже цитировав­шейся «Проповеди в Бенаресе». Она из­вестна как «четыре благородные, или свя­тые истины» (арья-сатьяни): первая исти­на — жизнь в мире полна страданий; вторая истина — причина этих страда­ний в жажде земных привязанностей; третья истина — страдания прекратить можно, устранив их причину; четвертая истина — для этого есть Путь…

Вот одно из преданий, из которого становится ясно, какое значение Готама Будда придавал этим четырем истинам:

«Однажды Благословенный остановил­ся в бамбуковой роще в Косамби. Взяв пригоршню листьев, Благословенный спро­сил учеников: «Как вы думаете, что боль­ше: эта ли пригоршня листьев в моей ру­ке или же листья, оставшиеся на деревьях этой рощи?»

«Листья в руке Благословенного мало­численны; число листьев во всей роще несравнимо», — отвечали ученики.

«Поистине так. И то, что я познал и не поведал вам, гораздо больше того, что я передал вам. Но почему, о ученики мои, не поведал я вам того, что познал? Не было бы вам пользы от того, ибо это не способствовало бы высшей жизни. Оно не ведет к разочарованию в земном мире, к уничтожению всякой чувственности, к прекращению желаний, к нирване. Поэто­му я и не передал этого вам. Но что же поведал я вам? То, что является страда­нием, источником страдания, и указал путь, ведущий к их прекращению».

Почему люди пребывают в неведении? Почему даже ученики, знающие Учение, не могут вырваться из оков неведения? Неведение, как говорил Учитель, много­лико. Это и ненависть, и суеверия, и не­насытная жажда наслаждений, и стремле­ние к успокоению, и гордыня, и самодо­вольство. Для многих препятствием яв­ляется сомнение в истинности Пути. А каж­дому, победившему это сомнение, пред­стоит отказаться от бхавы, то есть от умственной привязанности к низшим ми­рам, включая и землю. Прагматичный склад ума не допускает даже слабейшего намека на преодоление этой привязанно­сти. Но истинным поэтам, узревшим своего серафима, удастся небесный полет. Не в том ли заключена таинственная сила поэзии, что каждому она дает возмож­ность, оставаясь на земле, коснуться красоты высшей? И не в этой ли красоте сущность Высших Миров?

Одним из самых труднопреодолимых препятствий, порожденных неведением, является иллюзия личности, то есть абсо­лютизация представления о себе как о чем-то противопоставленном всему ос­тальному. В развитии сознания это пред­ставление сыграло свою роль, явившись основой формирования нашего «я», то есть самосознания. Однако в низших локах, в грубых вибрациях полуживотных страстей и желаний, самосознание обо­рачивается завесой, непроходимой для тонких чувств и возвышенных желаний, и лишает человека видения единства мира, то есть единосущности ВСЕГО, проти­вопоставляет каждого всем, порождает эгоизм.

Победа на пути ждет только сильных. А сила растет вместе с ростом стрем­ления к Истине. Стремление к Истине пробуждается страданием, но растет радостью, которую дарит Путь тому, кто преодолеет все препятствия. И однажды наступает тот миг, когда Радость Победы открывает Блаженство Беспредельности Нирваны. Деятельное сострадание чело­вечеству — это Путь бодхисаттв, то есть тех, кто достиг Нирваны, но отказался от погружения в нее.

Далее Община Будды

Запись опубликована в рубрике Без рубрики. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Случайные записи